свернуть
Настроить размер шрифта
Обычный
Увеличенный
Большой
Огромный

Настройка фона сайта
Светлый фон
Черный фон
#htmlcaption9 #htmlcaption8

Память лес сохранит

Сергей Кузьмич Шинкаренко родился в 1924 году в селе Ярославцев Лог Родинского района Алтайского края. В 1929 году семья, в которой было всего 8 детей, переехала в Волчиху.

Сергей учился в средней школе № 1. В 9 классе, это было в 1942 году осенью, директор сказал, что на имя Сергея пришла повестка из военкомата о призыве его в армию. Тогда забирали 12 человек, шли пешком до Рубцовска, только вещи везли на подводе. В Рубцовске ребят погрузили в вагон и повезли в Красноярск, на берег Енисея. Стояли там до снега, потом перебросили в Ачинск, где призывники жили в бывших конюшнях. Из Ачинска — в Бердск (сейчас на этом месте находится Речкуновский санаторий).

С.К. Шинкаренко рассказывал: «В феврале 1943 года построили нас с вещами, помылись в бане, получили обмундирование, погрузили в вагоны по 60 человек и повезли на фронт. Приехали на станцию Темкино в Смоленской области, выгрузились. Подошел офицер и объяснил, что необходимо запастись продуктами, кто сколько мог взять, и унести с собой. Затем продвигались в сторону фронта 20-25 дней. Остановились под Ельней, там располагалась Пятая Гвардейская стрелковая Краснознаменная дивизия.

Выстроили вновь прибывших и повели к передовой убирать трупы солдат: наших, немцев. Земля еще была мерзлая, трупы едва прикапывали землей. Потом стали делать дорогу из бревен для того, чтобы прошла военная техника. В тех местах была топь, ближе к весне все таяло, кругом была жидкая глина. Работали топорами, пилами. Ширина дороги должна быть не менее восьми метров. Строили эту дорогу до конца мая.

Кормили очень плохо. Продукты сбрасывали из «кукурузников». Это были, в основном, мешки с ржаной мукой, они при падении рассыпались, муку собирали пригоршнями и варили из нее жидкую баланду. Как-то выдали по одному «московскому» пакету, это был дополнительный паек.

Сварили, поели, нас повели в тыл. Пришли в г. Вязьму, где все было разбито. Сделали баню-времянку из палаток, использовали железные бочки, прожарили одежду, сутки-двое отдохнули. Пришли на станцию Сухиничи в Калужской области, где комплектовали боевую часть.

Жили в палатках, шалашах, строили оборонительные сооружения около города Карачев, копали окопы в полный профиль. Работали только в темное время суток, днем отдыхали. Земля была очень твердая, долбили ее лопатами, кирками». 5-6 июля 1943 года бойцам выдали новые вещмешки, автоматы и ночью повели на передовую — Курскую дугу. «Был страшный шум, грохот артиллерии: нашей, немецкой. Без окопов в землю вгрызались. Команда была идти: «Только вперед, ни шагу назад!». И тут бойцы приняли первое боевое крещение, мало только кто из них остался в живых. Несколько раз город Брянск переходил из рук в руки. Немецкие самолеты бомбили так, что головы не поднять. Местность была неровная — овраги, балки. Из роты в живых осталось только 12 человек», — вспоминает ветеран.

Небольшой перерыв, и — новая задача. Нужно определить огневые точки противника с помощью живых людей, это была разведка боем. По бойцам специально стреляли, чтобы немцы ответили и выдали свое местонахождение. Вот при выполнении этого задания Сергея Кузьмича контузило, ранило, присыпало землей.

«Не помню, как и кто меня вытащил. Сразу не слышал, не видел. Но через месяц слух восстановился. Привезли молодое пополнение, доукомплектовали и пошли дальше на запад — город Невель, Великие Луки, Белоруссия…

Это было в декабре 1943 года. Выдали нам маскхалаты, шел дождь со снегом, спали стоя, прижавшись друг к другу спиной. Необходимо было наступать дальше, вокруг болота, а дорога простреливалась, как хочешь — так и продвигайся вперед», — рассказывает С. К. Шинкаренко.

Сергей Кузьмич получил сквозное пулевое ранение в плечо. Лежал в госпитале для легкораненых в Белоруссии в землянке, на нарах. Через месяц рана зажила, отправили его в запасной полк.

Потом по воле обстоятельств попал на обучение в Омское, бывшее Сталинградское, танковое училище. Прошли мандатную комиссию, где генерал, начальник училища, спрашивал о желании стать офицером.

В марте 1945 года Сергею Кузьмичу присвоили звание лейтенанта, он стал командиром танка. Когда скомплектовали весь состав для Т-34 с 85-мм пушкой, съездили на полигон, обкатали танки, выявили неисправности, устранили их и поехали вместе с танками в вагонах на Запад.

В начале апреля доехали до территории Польши, там весь состав повернули на Восток.

Скоро война закончилась. Часть солдат отобрали для участия в параде Победы на Красной площади в Москве. Стояли они на станции Хомяково в Тульской области. Остальных повезли через весь Советский Союз на Восток.

«Привезли в Забайкалье, под Читу, на 76-ой разъезд. Там стояла кадровая танковая 111 дивизия, 222 танковый полк. Мы чистили танки, ухаживали за ними, занимались военной подготовкой.

В августе 1945 года была объявлена война с Японией. Полк подняли по тревоге, построили и своим ходом погнали танки через Монголию к маньчжурской границе. Шли чуть больше месяца до Большого Хингана. Дошли до цели, куда с воздуха мог долететь только «кукурузник». Вернулись своим же ходом на 76-й разъезд под Читу. В танковой армии Кравченко прослужил 1945-1946 год», — вспоминает ветеран. Приказ о демобилизации вышел в августе 1946 года.

А домой Сергей Кузьмич вернулся в начале 1947 года. Устроился сразу работать в райпромкомбинат пилорамщиком, затем перевели завлесозаводом, завскладом. К тому времени Сергей Кузьмич женился.

В 1949 году уехал в Рубцовск работать на тракторный завод в кузнечный цех. Проработал там 2,5 года, уволен был по инвалидности, вернулся в Волчиху. В 1952 году в нашем лесхозе работал кладовщиком, затем — лесничим, занимался посадками лесных культур, выполнял, так называемый, «Сталинский план преобразования природы». Садили двухлетние саженцы сосны по рубцовской трассе, там была гарь, ее культивировали, затем засадили.

В это время Сергею Кузьмичу предложили окончить лесную школу, располагающуюся в селе Новоегорьевском без отрыва от производства. Затем послали в Михайловское лесничество.

«Деляны были под Бор-Форпостом, во время войны там сгорела большая территория, нужно было посадки возобновить. В то время самый мощный трактор был ЧТЗ, корчевали полосы по 16-24 м шириной, садили трактором сосенки. За 2-3 года посадили 1000 га», — рассказывает ветеран.

В 1959 году Сергею Кузьмичу предложили поступить и учиться заочно в лесном техникуме в г. Бийске. В 1964 году, после его окончания, послали лесничим в Солоновку.

Вскоре была возобновлена работа по посадке защитных лесополос. Выращивали посадочный материал, засаживали им защитные полосы.

Большая работа была проведена в период с 1966 по 1971 год. Сергей Кузьмич работал на участке в совхозе «Целинный», учхозе, Новокормихе.

Каждый год засаживали саженцами около 500 га. Основные породы — береза и тополь, сопутствующие — облепиха, яблоня, лиственница.

Тогда было организовано Степное лесничество. Все поля вычерчены, разграничена вся площадь, составлена смета, по этим документам и садились культуры.

Как раз за выполнение данной работы и был награжден Сергей Кузьмич званием «Заслуженный лесовод Российской Федерации». Тогда первым секретарем крайкома партии был Георгиев, Сергей Кузьмич был приглашен в г. Барнаул для получения этого звания.

В 1973 году Степное лесничество упразднили. Сергей Кузьмич работал до пенсии, т. е. до 1984 года, освобожденным секретарем парторганизации Волчихинского лесхоза. У Сергея Кузьмича Шинкаренко двое детей: дочь 1949 года рождения и сын 1950 года рождения. Жена рано умерла, в 1965 году.

Я встречалась с Сергеем Кузьмичом в 2008 и 2009 годах. Удивилась, какая хорошая память у этого довольно пожилого человека, прошедшего такие страшные испытания в войну, потерявшего слух в 70-е годы прошлого столетия (последствие контузии).

Рассказывал он мне все это без всяких записей. Дай Бог ему еще здоровья, пожить на этой земле в мирное время.

Наталья КЛЮКИНА,
с. Волчиха.

15 Января 2010
Администрации Волчихинского района Алтайского края


658930 с. Волчиха тел. (38565) 22-371, приемная 22-401

Адрес электронной почты: volchiha22@mail.ru